Социальной памяти нашли место в мозге

Виды памяти можно разделить не только по тому, как долго в них хранится информация (кратковременная vs долговременная), но и по содержанию. Понятно, что сведения о таблице умножения — это память другого рода, нежели та, в которой содержатся сведения о ваших друзьях, начальниках и т. п. И можно было бы предположить, что для разных видов памяти в мозге есть разные зоны.

Нейроны человеческого гиппокампа, раскрашенные разными флюоресцентными белками (фото WBUR).

Одним из главных хранилищ памяти считается мозговая структура под названием гиппокамп, и в последнее время учёные всё чаще замечают, что разные участки гиппокампа разнятся по функциям. К примеру, зубчатая извилина гиппокампа нужна для того, чтобы различить две похожие обстановки, а зона CA3 помогает восстановить некую информацию по каким-то ключевым моментам. Есть в гиппокампе и универсальные участки вроде CA1, важные для любой формы памяти.

Исследователям из Медицинского центра Колумбийского университета (США) удалось обнаружить ещё один участок специфической памяти: оказалось, что зона СА2 отвечает за информацию, имеющую отношение к социальной жизни.

Тут нужно подчеркнуть, что саму по себе зону СА2 в гиппокампе выделили давно: она находится как раз между СА1 и СА3, однако её функции во многом оставались невыясненными. Высказывались предположения, что она вовлечена в хранение социальной информации, однако эти гипотезы основывались на косвенных данных вроде того, что в СА2 много рецепторов для гормона вазопрессина, без которого не обходится сексуальная мотивация и другие формы социального поведения.

Чтобы напрямую проверить функции зоны СА2, Фредерик Хитти и Стивен Сигельбаум (Steven A. Siegelbaum) создали трансгенных мышей, у которых была подавлена работа нейронов СА2. Эти мыши выглядели и вели себя вполне обычно, но когда к ним подсаживали других мышей, то животные с отключённой зоной СА2 не делали разницы между знакомыми особями и незнакомыми: и тех и других они изучали с одинаковым интересом.

И это не было связано с тем, что мыши вообще теряли способность различать старое и новое. Если им давали разные неживые предметы, которые они до этого либо знали, либо нет, грызуны пренебрегали знакомыми объектами и бросались тщательно исследовать незнакомые — в общем, вели себя так, как обычно мыши себя и ведут. С другой стороны, дополнительные опыты показали, что неразличение знакомых и незнакомых особей не было связано с нарушениями обоняния.

То, что гиппокамп отвечает за социальную память в том числе и у нас, учёные выяснили с помощью Генри Молесона — человека, у которого в своё время удалили часть гиппокампа и который долгое время был удачным объектом для нейробиологических и психологических исследований (и продолжает им оставаться после смерти). Однако, по-видимому, социальная память не «размазана» по всему гиппокампу, а имеет точную локализацию; во всяком случае в зоне СА2, возможно, вся информация о социальных связях и не хранится, но тут может располагаться что-то вроде центра управления этими данными.

Не исключено, что многие психоневрологические болезни, которые отражаются на социальной жизни человека (вроде аутизма или той же шизофрении), затрагивают как раз эту область гиппокампа — и если защитить её от болезни, если как-то восстановить работу её нейронов, это поможет таким больным хотя бы отчасти интегрироваться в общество.

Результаты исследования опубликованы в журнале Nature.
По материалам Медицинского центра Колумбийского университета.
Источник: compulenta.computerra.ru

Метки , , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *