Четвероногую змею помог поймать археоптерикс

Ископаемые остатки змеи с четырьмя маленькими лапками обнаружили ученые прямо на палеонтологической выставке в Германии. Теперь вопрос о происхождении змей можно считать окончательно решенным, уверены они. До последнего времени современных змей считали то ли потомками сухопутных мезозойских ящериц, то ли плодом эволюции специализированных водных рептилий. Относительная редкость окаменелостей змей в геологической летописи не позволяла точно установить их происхождение. Но известный специалист по ископаемым змеям, британский палеонтолог Ник Лонгрич из университета Бата, наконец нашел ответ на этот вопрос и назвал его Tetrapodophis amplectus.

Tetrapodophis amplectusTetrapodophis amplectus
Реконструкция: Julius T. Cstonyi

Тетраподофис представляет собой самую настоящую змею с четырьмя короткими ножками. При общей длине скелета в 20 см его позвоночник насчитывает 272 позвонка, причем 160 из них приходятся на тело, а остальные – на длинный гибкий хвост. Судя по сформированности костей, этот экземпляр Tetrapodophis был достаточно юным и вполне мог вырасти в заметно более крупное животное.

Строение скелета уверенно помещает Tetrapodophis amplectus среди змей – его тело очень вытянуто  длину и заметно отличается пропорциями от ящериц. Нижняя челюсть и расположение зубов также соответствуют тому, что мы видим у змей. Остатки существа прекрасно сохранились, кроме мельчайших косточек скелета в них можно различить отпечатки трахеи и чешуи. Так вот, единственный ряд брюшных чешуек также указывает на то, что перед нами не ящерица, а самая настоящая змея.

При всем этом тетраподофис обладал четырьмя крошечными, но вполне развитыми и функциональными лапами. Передняя пара была всего около сантиметра длиной, задняя – чуть крупнее. Понятно, что ходить на них, держа тело на весу, змея не могла. Зато цепкие длинные кисти навели специалистов на мысль о том, что после перехода к ползанию лапы стали использоваться для захвата и удержания – то ли жертвы во время охоты, то ли партнера в брачных играх.

По словам эволюционного биолога университета Флориды Мартина Кона, змеи не просто отбросили лапы, когда их тело вытянулось в длину. Их конечности стали меньше, но продолжали сохранять функциональность, что противоречит некоторым имевшим место предположениям об эволюции змей. «Парадигма удлинения позвоночника, ведущего к потере конечностей, теперь должна быть скорректирована, – говорит Кон. – Ископаемое показывает, что эти процессы могут происходить независимо».

Жил Tetrapodophis amplectus в меловом периоде, 110 млн лет назад. Его остатки сохранились в богатой окаменелостями бразильской формации Crato. Он обитал на берегу соленого озера, в густых зарослях суккулентов и других засухоустойчивых растений. Вероятно, диета четвероногой змеи состояла из мелких земноводных и ящериц, прятавшихся среди растений от динозавров и птерозавров, которые в изобилии там водились. Остатки последней трапезы – саламандры – сохранились в том месте между костями скелета, где при жизни располагался кишечник. Это удивило исследователей, не ожидавших от первых змей столь раннего перехода к хищничеству. Кроме того, тело тетраподофиса несет несколько адаптаций к роющему образу жизни, так что гипотезу водного происхождения змей можно считать окончательно опровергнутой. Да и хвост у него не имел лопастей и был совершенно неприспособлен для плавания в воде.

Отдельного рассказа требует история открытия четверолапой змеи. В 2012 году палеонтолог Портсмутского университета доктор Дэвид Мартилл повел своих студентов на рутинную экскурсию в музей окаменелостей Золенгофена. «Мы пошли туда, чтобы посмотреть на археоптерикса – недостающее звено между птицами и динозаврами, и обнаружили Tetrapodophis – недостающее звено между змеями и ящерицами. Окаменелость Tetrapodophis была частью экспозиции ископаемых мелового периода, и было ясно, что никто на тот момент не смог оценить ее значение. Но как только я ее увидел, то сразу понял, что это невероятно важный образец. Я был уверен, что он может оказаться змеей», – вспоминает ученый.

Сопровождавший группу немецкий палеонтолог Гельмут Тишлингер сделал несколько фотографий, которые Мартилл показал ведущему специалисту по ископаемым змеям Нику Лонгричу. Дело было за кружкой пива в местном паба, говорит Мартилл, и сначала британец был настроен достаточно скептично к его словам о древней змее. Но стоило ему увидеть фотографии, как Лонгрич тоже уверился в систематической принадлежности тетраподофиса и принял участие в работе по его изучению.

Остается добавить, что название Tetrapodophis amplectus переводится на русский язык как «обнимающая четвероногая змея».

Статья опубликована журналом Science
Источник: paleonews.ru

Метки , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *