Встать на ноги динозаврам помог хвост

Многие динозавры в свое время передвигались на двух крупных задних лапах, а передние, так сказать, руки, если и использовались, то были намного меньше и короче. Такое соотношение конечностей является одной их характерных черт строения динозавров, при том, что предки древних ящеров были самыми настоящими четвероногими животными.

Marasuchus – хищный протодинозавр размером с белку, способный ходить как на четырех, так и на двух ногахMarasuchus – хищный протодинозавр размером с белку,
способный ходить как на четырех, так и на двух ногах

По мнению канадских палеонтологов, смена четырех точек опоры на две была существенным прорывом, позволившим динозаврам заметно выиграть в скорости передвижения. А ключевую роль в процессе поднятия с четверенек сыграл их длинный мясистый хвост.

«Хвосты протодинозавров обладали крупной сильной мускулатурой, частично задействованной в движениях задних лап, – рассказывает ведущий автор исследования, палеонтолог университета Альберты Скотт Персонс (Scott Persons). – Наличие этой мышечной массы обеспечило силу, необходимую для того, чтобы ранние динозавры могли привставать на задних лапах или даже ходить только на них. Подобный эффект, кстати, наблюдается и у многих современных ящериц, которые приподнимают переднюю половину тела, чтобы быстро пробежаться на двух ногах».

Со временем протодинозавры наращивали скорость и дальность таких бипедальных, то есть двуногих, пробежек. Этому служили и дополнительные адаптации. Например, удлинение задних конечностей позволило им бегать еще быстрее, а уменьшившиеся передние конечности облегчили вес тела и улучшили равновесие. В конце концов некоторые протодинозавры вообще отказались от прогулок на четырех лапах.

Персонс и его соавтор Фил Керри (Phil Currie) также опровергли теорию о том, что ранние протодинозавры вставали на задние лапы исключительно для того, чтобы освободить передние для захвата добычи.

«Эти объяснения не выдерживают критики, – уверен Персонс. – Многие древние двуногие динозавры были травоядными животными, а у ранних плотоядных ящеров предплечья были уже небольшими. Вместо того, чтобы использовать «руки» для охоты, они, скорее всего, просто хватали пищу мощными челюстями».

Но если все это так, почему бипедализм не появился у таких быстро бегающих животных, как лошади и гепарды?

«Во многом потому, что у млекопитающих нет крупных мышц, связанных с ногами, в хвосте, – объясняет палеонтолог. – Летопись окаменелостей сохранила для нас тот момент, когда наши предки – протомлекопитающие – фактически утратили эти мышцы. Похоже, что это произошло еще в пермском периоде, более 252 млн лет назад».

В то время будущие млекопитающие сильно увлеклись норным строительством и развили в себе важные адаптации к рытью. Для того, чтобы эффективно копать, лучше подходят сильные передние конечности, а вот крупные мышцы задних лап и хвоста скорее затруднят маневрирование в узких норах.

«Короткие хвосты и маленькие задние лапы также заметно уменьшают риск того, что хищник может вас схватить, – продолжает Персонс. – Именно поэтому современные норные животные, как правило, имеют короткие хвосты. Вспомните, например, о кроликах, барсуках или кротах».

По мнению ученых, любовь к глубоким надежным норам, вполне возможно, помогла нашим предкам пережить массовое вымирание на границе перми и триаса. Но когда протомлекопитающие выбрались из своих укрытий и собрались принять участие в разделе освободившихся экологических ниш, внезапно оказалось, что быстрых бегунов из них уже не получится. Во всяком случае, шанс встать на задние лапы с помощью хвостовой мускулатуры, как это сделали динозавры, млекопитающие упустили навсегда.

Статья опубликована в Journal of Theoretical Biology
Источник: paleonews.ru

Метки , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *