ДНК раскрыла тайны первого сибиряка

На днях ленты новостей запестрили сообщениями о том, что ученым удалось расшифровать ДНК первого обитателя Сибири, принадлежавшего к людям современного типа – кроманьонцам. Действительно, международная группа антропологов успешно секвенировала геном человека современного типа, жившего около 45 тысяч лет назад в Сибири. О том, кем был этот наш древний родственник, и в каких условиях жил,  рассказал участник исследования, палеозоолог, член Омского отделения Русского географического общества, Алексей Анатольевич Бондарев, впервые определивший кость, ставшую теперь знаменитой.

 ustishimОдин из этапов исследования остатков первого сибиряка
Фото: Алексей Бодарев

 Расшифровка ископаемых геномов сегодня поставлена на поток. Чем усть-ишимский человек  привлек внимание исследователей и показался интереснее на общем фоне антропологических находок последнего времени?

На мой взгляд пока нельзя сказать, что расшифровка ископаемых геномов гоминид и млекопитающих в целом поставлена на поток. Во всяком случае тут имеются весьма существенные нюансы. Действительно «поточным» стало исследование часто сохраняющихся митохондриальных геномов — коротких и многочисленных в каждой клетке. Либо вообще отдельных генов, например гена цитохрома. Полные ядерные геномы требуют несравненно больших время- и трудозатрат, поддаются прочтению намного хуже, чаще это отрывки из обрывков. В нашем же случае прочтен и ядерный геном отличной сохранности. Полные геномы, полученные для палеолитических людей можно пока пересчитать по пальцам… двух рук (возможно, понадобится еще одна нога, если я за чем-то не уследил), и этот более чем скромный пул делят между собой сапиенсы, неандертальцы и денисовцы.

Это один аспект. Другой — возраст. А получен геном из кости человека разумного с наибольшей прямой радиоуглеродной датой в мире. Ближайший по возрасту сапиенс-конкурент из Китая, от которого получена какая-либо информация по ДНК, моложе на 6-7 тысяч лет и сохранность генома там несопоставимо хуже, к полногеномным прочтениям он не относится. Ближайшему же сапиенсу-конкуренту с полным геномом 24 тысячи лет, он тоже сибиряк, родом с палеолитической стоянки Мальта близ Иркутска.

Добавлю, что регион для находки весьма необычный. Огромная площадь Западно-Сибирской равнины и Урала до сих пор обходилась без палеоантропологических находок. То есть поздние эпохи от неолита и моложе антропологическим материалом представлены сносно, а вот палеолитического человека не было, и между благодатным Алтаем и Волгой зияло огромное белое пятно. Теперь оно заполнилось и при этом точка поставлена очень далеко на север, почти на 58 градусе северной широты.

Если я не ошибаюсь, это вообще самый северный палеолитический человек в мире (если брать в расчет именно останки, а не археологические материалы, разумеется). Это было интереснейшее время расселения современного человека и время становления верхнего палеолита. Экологическую обстановку этого времени и места еще предстоит изучить, но в целом понятно, что климат тогда был явно не мягче современного, а скорее — жестче. Это должно сказаться на представлениях о сроках возникновения культурных адаптаций к условиям высоких широт. Вероятно между отличной сохранностью ДНК и широтой находки есть прямая связь — в холоде органика сохраняется гораздо лучше.

Многие важные тропические палеоантропологические и палеонтологические материалы, к величайшему сожалению, лишены ДНК. По этой причине мало надежд на то, что когда-то «заговорят» геномы более древних архаичных сапиенсов Африки, чей возраст лежит за пределами пригодности радиоуглеродного метода и определяется методами менее проработанными и надежными. За счет полноты генетической картины нашим соавторам удалось также уточнить темп спонтанного мутирования в человеческом геноме вообще и в его отдельных компонентах в частности (в игрек-хромосоме выше среднего по геному, к примеру). Для палеоантропологии это дает существенное уточнение калибровок разделения эволюционного древа гоминид (а именно в сторону удревнения). Во что выльется изучение человеческих палеогеномов для биомедицинской отрасли через несколько десятилетий, сложно даже представить.

Одним из важных открытий, связанных с расшифровкой, называется уточнение временного периода, в который происходило скрещивание (или как минимум регулярные сексуальные контакты) людей современного типа с неандертальцами. Когда в ДНК современного человека проникли неандертальские гены, и насколько широко была распространена подобная «сексуальная неизбирательность» у древних людей современного типа?

Гибридизация с неандертальцами, по информации которую нам дал усть-ишимец, имела место 60 — 50 тысяч лет назад (разброс оценок до усть-ишимца был в несколько раз больше). По всей видимости, это был один общий для всего внеафриканского человечества этап. Оценить его длительность я, как не палеогенетик, не берусь, но эпитет «случайное» к скрещиванию при подготовке статьи обсуждался в авторском коллективе и был закреплен. Вот такие случайные связи.

В каких родственных связях находился усть-ишимский человек с негроидами и монголоидами? Были ли люди современного типа, покинувшие Африку, похожими на ее современных обитателей? Ведь если у негров в ДНК отсутствует неандертальский материал, значит, они вполне подходят на роль предков всего человечества? Или представляют собой результат дальнейшей эволюции этих предков?

Усть-ишимец жил в те времена, когда не было ни эллина, ни иудея, ни француза, ни китайца. А отделение африканских и внеафриканских популяций уже было, так как Африку покинуло ограниченное количество бродяг, которые быстро утратили – ввиду огромности расстояний и наличия физико-географических барьеров – связь с исторической родиной. По уровню генетического разнообразия и другим параметрам усть-ишимец явно принадлежит к внеафриканской популяции и точно не был одиноким странником, пересекшим Сахару, Аравию и еще пол-Азии чтобы сложить кости в холодной Сибири. При этом усть-ишимец примерно равноудален от европейцев и азиатов, так как он либо жил до разделения европейских и азиатских ветвей, либо его прямые предки обособились до этого события. В этой схеме есть некоторые осложняющие картину нюансы, связанные со сложной генетической историей современных европейцев, это поле для дальнейших исследований, к тому же требует лучшего, чем у меня, понимания генетических процессов в человеческих популяциях и я бы воздержался от категоричных заявлений.

Усть-ишимский человек – самый первый сибиряк современного типа. Жили ли здесь до него неандертальцы и как менялось население Сибири после появления тут 50 тысяч лет назад современных людей? Откуда пришли современные люди в Сибирь – с юга или с запада?

В Сибири безусловно существовало население, предшествовавшее волне расселения «сапиенсов», но на сей день палеоантропологические свидетельства о нем известны только с Алтая, где найдены неандертальцы и так называемые денисовцы. Собственно, только на Алтае гарантированные останки денисовцев и найдены, хотя их генетические следы встречены в некоторых современных восточных евразийских популяциях, особенно у меланезийцев. У усть-ишимца генетических вариантов денисовцев не выявлено.

Вопрос о пространственно-временных границах неандертальской (или неандертальско-денисовской?) и даже более древней ойкумены стоит остро, и я его касаться не буду, чтобы не уколоться. Проникновение же современных людей в Сибирь могло идти разными путями: во-первых, через Кавказ, юг европейской России и Урал, во-вторых, через Среднюю Азию по равнинам и/или предгорьям, и в-третьих, с востока, в обход высокогорных неудобий Центральной Азии. Для того, чтобы склониться к той или иной версии, нужны новые находки подобного уровня (по древности и сохранности ДНК), желательно не одна и не две. В любом случае, ко времени жизни усть-ишимца памятники начальной поры верхнего палеолита стали появляться и в Южной Сибири, и в Европе, не говоря уже о Ближнем Востоке. А верхний палеолит традиционно связывается именно с человеком разумным, так что проникновение на Север, в том числе в Западную Сибирь, могло идти и несколькими путями одновременно вследствие культурных инноваций, приведших к росту популяции наших предков. Но это пока спекулятивное суждение. Если фантазировать дальше, то можно предположить, что с Алтая, как наиболее вероятного регионального центра расселения, на север люди могли прийти — а точнее приплыть — по Иртышу. Но могли ведь сделать и крюк по Ишиму, а то и по Тоболу, то есть вовсе даже не с Алтая. Pourquoi pas?

Известно ли что-либо о материальной культуре усть-ишимцев? Если нет, то какие самые близкие к ним культуры известны антропологам, и что они включали в себя: оружие, свидетельства охоты, земледелия, собирательства. Могли ли быть у усть-ишимцев или их ближайших родственников и современников собаки, лошади, другие домашние животные?

Собственно о соплеменниках усть-ишимца практически ничего не известно. Кость найдена в естественном местонахождении мамонтовой фауны, культурных слоев палеолита в округе пока нигде не выявлено. Палеолитом Среднее Прииртышье вообще крайне бедно, тем неожиданней была находка. Пока мы имеем только свежевыявленные потенциальные источники каменного сырья, которое здесь в дефиците и могло быть фактором, лимитирующим расселение людей в то время. В результате исследования морфологии кости мы можем предположить, что этим бедром много ходили, а изотопный анализ указывает на то, что усть-ишимец уважал речную рыбу. Возможно, один из дальних походов к рыбному месту закончился для объекта нашего исследования плачевно — времена были тяжелые, опасные, вокруг много мамонтов, пещерных львов, непуганых волков и никакой медицины, кроме скудных в суровом сибирском климате корешков и изгнания злых духов заклинаниями.

Представление об образе жизни современников усть-ишимца можно получить на основании изучения памятников начальной поры позднего палеолита юга Сибири и юго-востока Европы. Эти люди были охотниками и собирателями. Древнейшие свидетельства приручения собак людьми гораздо моложе, в районе 36 — 33 тысяч лет назад, хотя территориально близки (пещера Разбойничья на Алтае). Прочие животные были приручены гораздо позже, менее 10 тысяч лет назад.

Можно добавить, что история открытия и изучения усть-ишимца началась с деятельности не-совсем-профессионалов, что на сей день довольно необычно. Антрополог С.М. Слепченко работал по диплому – хирургом. Я работаю криминалистом. Нашедший кость первого сибиряка Н.В. Перистов – мастер-косторез и краевед. Наверно, это воодушевит простых читателей: ищите и обрящете!

Источник: paleonews.ru

Метки , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *