Почему российская наука становится «мусорной»?

С каждым годом всё больше российских ученых публикуется в «мусорных» журналах – этот эпитет с легкой руки самих ученых прилип к изданиям, которые за деньги готовы напечатать любую наукообразную галиматью. Почему это происходит и как с этим бороться, разбирался INFOX.ru.

Почему российская наука становится «мусорной»?© Ben Smith

В апреле руководство ресурса eLibrary.Ru, который индексирует отечественные научные журналы, исключило из Российского индекса научного цитирования (РИНЦ) 344 изданий (6% от всего списка, насчитывающего в настоящее время почти 5700 полнотекстовых версий журналов). В число «изгоев» попали журналы, которые берут плату за публикации, но при этом не отправляют присланные статьи на рецензирование независимым специалистам.

Из-за низкого качества такие издания и называют «мусорными». Некоторые из них обещают нерадивым ученым мгновенную публикацию сразу после перевода денег на счет издателя. Большинство статей, вышедших в мусорных журналах, состоят из двух-трех страниц с минимальным списком литературы. Они не содержат никаких новых результатов, а иногда носят откровенно бредовый характер.

Например, в издании «Вестник ветеринарии» выходят статьи под названием «Пересадка тканей между существами разных планет», «Причины эпизоотии авлантов системы Дреи» и другие материалы, больше похожие на творчество пациентов сумасшедшего дома.

Между тем, сам «Вестник ветеринарии» до сих пор индексируется в РИНЦ и не попал под недавнюю зачистку. Остается только догадываться, как много мусорных журналов продолжает числиться в базах eLibrary.Ru.

«Молодой ученый», крупнейший журнал, изгнанный в апреле из РИНЦ, по числу публикаций оставлял позади ведущие международные научные журналы «PLOS ONE» и «Scientific Reports», работающие по системе открытого доступа (open access). Только в 2016 году в «Молодом ученом» вышло 11349 «научных» статей, причем ежегодно число публикаций в этом издании увеличивалось на 20-40%.

Согласно расценкам на сайте «Молодого ученого», за публикацию одной страницы текста это издание берет 210 рублей. Если учесть, что средний размер статей, вышедших в данном журнале, составляет две страницы, то в 2016 году авторы заплатили его создателям более 4,5 млн рублей. Это весьма солидная цифра, если учесть, что издержки издателя минимальны и по сути сводятся к размещению уже готового контента.

По оценке Андрея Заякина, сооснователя сайта «Диссернет», общий объем рынка мусорных публикаций в России составляет около 50 млн долларов. Основной приманкой для преподавателей и научных сотрудников, прибегающих к услугам мусорных журналов, служат академические надбавки за публикационную активность.

Вместо того, чтобы тратить время и силы на подготовку полноценной статьи, многим проще выложить небольшую сумму за публикацию в мусорном журнале – расходы все равно с лихвой окупятся благодаря выплатам за ПРНД (показатель результативности научной деятельности).

«Несмотря на все внешние стимулы, основную ответственность за псевдонаучные статьи несут их авторы», — рассказал INFOX.ru Иван Стерлигов из Наукометрического центра ГУ-ВШЭ. Впрочем, руководство многих вузов до сих пор отказывается признать существование проблемы. Например, когда Казанский федеральный университет назвали лидером по числу мусорных публикаций, Рамиль Хайрутдинов, директор Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ, посчитал это «уничижительным отношением» к татарстанским ученым. Кстати, совпадение это или нет, но журнал «Молодой ученый» базируется в Казани.

В других странах борьба с научным «мусором» идет уже не первый год. Одной из мер служат черные списки недобросовестных научных журналов. Самым известным из них был список Джеффри Билла – американского библиотекаря из Университета штата Колорадо. Впрочем, в начале 2017 года он был удален без объяснения причин, а личная страница Билла исчезла с сайта университета. Некоторые предположили, что причиной этого стали угрозы со стороны издательской «мафии».

По словам экспертов, черные списки недостаточно эффективны, поскольку на смену дискредитированным изданиям приходят новые мусорные журналы, и отследить их всё равно невозможно. Целесообразнее составлять списки добросовестных журналов, публикациями в которых следует отчитываться научным работникам. Кстати, индексация того или иного издания в международных базах данных Web of Science и Scopus отнюдь не всегда служит гарантией качества, поскольку мусорные журналы успели проникнуть и туда.

Кроме того, чиновникам от науки стоит более гибко подойти к оценкам результатов деятельности академических ученых и в особенности работников вузов. За немногими исключениями вроде ГУ-ВШЭ российские вузы до сих пор не переориентировались на западную модель, где университеты являются не только образовательными, но и исследовательскими центрами.

Если рабочие часы преподавателя загружены общением со студентами, то завышенные требования к количеству публикаций не могут не толкать его в руки мусорных издателей.

Отдельный разговор – гуманитарные дисциплины. Имеет ли смысл ожидать, например, от специалиста по творчеству Пушкина публикаций в журналах из списка Web of Science и Scopus? К тому же многие гуманитарии предпочитают отчитываться не отдельными статьями, а книгами и монографиями, которые не индексируются в международных базах данных. Английский давно стал языком естественных наук, которые в современном мире немыслимы без международного сотрудничества. Но филологи и историки всегда будут работать более обособленно, так что не стоит загонять их в узкие рамки наукометрических стандартов, тем самым ставя под вопрос суверенитет российской науки.

Источник:  Александр Храмов ИА «Инфокс»

Метки , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *