Животные-переселенцы поневоле

Дети, где живут бегемоты? — В Южной Америке! — Правильно. А где живут страусы нанду? — В Германии! — Верно. А нильские вараны? — Во Флориде!

Обыкновенный нандуОбыкновенный нанду
zwennie/Flickr

Такой школьный диалог выглядит фантастическим, хотя ответы детей абсолютно верны. Случайно или намеренно человек довольно часто содействует переселению животных на значительные расстояния от мест их исконного обитания. И порой им удается на новом месте успешно (а иногда и чересчур успешно) там жить и размножаться.

Про колумбийских бегемотов мы рассказывали недавно. Напомним, что эта популяция появилась благодаря всего трем особям из частного зоопарка, принадлежавшего наркоторговцу Пабло Эскобару. Сейчас их уже около 60. В 2011 году колумбийские бегемоты даже стали героями документального фильма.

История страусов нанду в Германии началась в 2000 году, когда несколько птиц сбежали с фермы и стали жить среди немецких лесов и лугов. Нанду оказались неприхотливыми, в теплое время года им вполне хватает корма, а зимой они питаются озимыми с полей. В 2013 году немцы насчитали в земле Мекленбург — Передняя Померания уже 129 нанду.

Нильский варанНильский варан
Фото: John Wood/Flickr

Нильские вараны (Varanus niloticus) живут в дикой природе во Флориде по крайней мере с 1990 года. Устойчивые популяции существуют в разных частях штата, в том числе и на некоторых островах Мексиканского залива. Вараны, предки которых были выпущенными на волю домашними питомцами, успешно размножаются, питаются различные животными и ухитряются даже похищать яйца местных аллигаторов.

Вообще Флорида настолько райский уголок, что там обосновался целый ряд видов-иммигрантов. Недавнее сообщение, что размер популяции темных тигровых питонов (Python bivittatus) в национальном парке Эверглейдс достиг 150 тысяч особей, весьма показательно. Как правило, питоны выпускаются их хозяевами, когда змея вырастает настолько, что держать ее дома уже невозможно (взрослый питон достигает пяти метров в длину, а особо выдающиеся особи – даже восьми). Благодатный климат Флориды позволил питонам размножаться, а местные птицы и млекопитающие обеспечили кормовую базу.

Тигровый питонТигровый питон
Фото: Florida Fish and Wildlife/Flickr

Спохватившиеся власти взялись за разъяснительную работу среди американцев, призывая их ни в коем случае не выпускать питонов в природу, но этих мер уже явно недостаточно. Помимо темного тигрового питона, в лесах и болотах Флориды отмечены также иероглифовый питон (Python sebae), сетчатый питон (Python reticulatus) и анаконда (Eunectes murinus). В прошлом году был впервые объявлена охота на питонов под названием «Python Challenge». В течение месяца в национальном парке проводилась эта охота, но показала она только то, что найти тигрового питона в лесу весьма трудно. Трофеи охотников оказались не столь многочисленны, как этого ожидали организаторы.

Теперь Заповедник Юго-западной Флориды призывает всех, встретивших питона, сообщать об этом через особый сайт. Там нужно загрузить фотографию змеи (чтобы специалисты убедились, что это именно питон) и сообщить место, где вы встретили животное. С начала работы сайта было обнаружено уже 2040 питонов.

В Европе исконно не было ни одного вида попугаев. Но теперь жизнерадостное чириканье этих птиц уже не редкость и парках Лондона, и на улицах городов Германии и Нидерландов, и в Италии, Испании, Греции. Численность индийского кольчатого попугая, он же ожереловый попугай Крамера,  (Psittacula krameri) в Великобритании, Бельгии и Нидерландах уже исчисляется тысячами. В Брюсселе, например, популяция этого вида возникла после того, как владелец частного зоопарка выпустил нескольких птиц вблизи Атомиума, желая сделать город более красивым. Совместно с этим видом часто обитает родственный ему Александров кольчатый попугай (Psittacula eupatria).

rose-ringed-parakeet_bigОжереловый попугай Крамера
Фото: Juanedc/Flickr

Еще один вид попугаев, ставший европейским, известен под названием калита (Myiopsitta monachus). Он отмечен во многих графствах Великобритании, в Брюсселе, Мадриде и других городах Испании, на острове Майорка. Численность этого вида в одной только Барселоне в 2010 году достигала 2500 тысяч и с тех пор еще увеличилась. Департамент по охране окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства Великобритании посчитал в 2011 году, что попугай калита размножается слишком стремительно, и для устранения угрозы рекомендовал ловить птиц и водворять в неволю, разорять гнезда и охотиться на попугаев.

Также в странах Европы отмечены синелобая аратинга (Thectocercus acuticaudatus), венесуэльский амазон (Amazona amazonica), черноголовый попугай, или нандайя, (Nandayus nenday), волнистый попугайчик (Melopsittacus undulatus). Великобритания, пожалуй, особенно благоприятна для попугаев и других иноземных птиц из-за мягких зим и небольшого количества хищников. Всего же в статье 2010 года перечисляется 40 завезенных видов птиц, живущих сейчас в Европе.

От птиц не отстают млекопитающие. Так, в Европе сейчас активно распространяется каролинская, или серая, белка (Sciurus carolinensis). Эти белки были впервые выпущены в 1948 году в Северной Италии, а затем было еще несколько случаев их завоза в Европу. Они успешно конкурируют с европейскими рыжими белками, вызывая снижение их численности. К тому же серые белки распространяют вирус беличьей оспы (из рода Parapoxvirus), которую сами переносят довольно легко, в то время как для рыжих белок эта болезнь смертельна. Ситуация серой белой особенно серьезна в Италии и Швейцарии.

Не следует считать, что практика интродукции новых видов животных – изобретение наших дней. Истории о том, как выпуск зайцев на некоторые острова Эгейского моря приводил к их массовому размножению, известны с античных времен. Европейские авторы XVI века часто рассказывали аналогичную историю о кроликах на Балеарских островах. И уже в XIX веке случилась знаменитая история с кроликами, завезенными в Австралию.

ЗаяцФото: Richard Taylor/Flickr

Кроличьи садки у австралийских поселенцев имелись с начала XIX века. В дикую природу они были выпущены в 1859 году, когда заядлый охотник Том Остин, перебравшись из Англии в Австралию, решил не отказываться от любимого занятия и завести небольшое количество диких кроликов на новой родине. Он выпустил 24 кролика в штате Виктория. Последовавшего за этим эффекта любитель охоты не ожидал. Мягкий климат Австралии позволял кроликам размножаться круглогодично, а отсутствие хищников убрало всякие препятствие к увеличению их численности. Уже через 10 лет в Австралии добывали до 2 млн. кроликов в год, и это не останавливало роста популяции. В 1887 году обеспокоенные власти объявили премию за «любой успешный метод эффективного истребления кроликов». Охота, капканы, разрушение кроличьих нор при помощи вспашки, яды и возведение гигантских изгородей давали лишь частичный эффект. Серьезно удар по кроликам смогли нанести лишь методы «биологической войны», когда в 1950 году против них был применен вирус миксоматоза. Численность кроликов в Австралии сократилась в шесть раз (с 600 млн. до 100 млн.), но выжившие кролики приобрели иммунитет к заболеванию и стали понемногу восстанавливать свою численность. Тогда в 1990-х годах был применен другой вирус, вызывающий у кроликов геморрагическую болезнь. Он действует довольно успешно, но проблема с кроликами в Австралии еще далека от решения.

Вообще же в Австралии был целый ряд попыток интродукции с плачевными результатам. Завезли верблюдов для перевозки грузов в пустыне – после распространения автомобилей множество верблюдов были выпушены и стали размножаться в природе, достигнув к 2000-м годам миллионной численности. Верблюды оказались способны есть около 80% имеющихся видов растений, и, в районах, где их плотность достигала двух верблюдов на квадратный километр, выедали практически всё. К 2013 году число австралийских верблюдов удалось сократить до 300 тысяч, в частности экспортируя верблюдов в Саудовскую Аравию на мясо.

У австралийских поселенцев сбегали на волю лошади, и им также удалось прижиться в дикой природе. Так появилась брамби – дикая австралийская лошадь. Сейчас их насчитывается до 300 тысяч. В местах, где существуют крупные табуны, брамби вытаптывают почву, не оставляя на ней растительности. Для контроля популяции применяют переселение лошадей в другие места и охоту.

В 1830-х решили завести в Австралии старую добрую английскую охоту на лис – завезли на континент европейских лис, в результате получив не менее опасную ситуацию, чем с кроликами. В Тасмании, где производились первые опыты по интродукции, лисицы прижились плохо, встретив конкуренцию тасманийского дьявола, а вот в самой Австралии выжили, а в 1860-х подоспели и кролики, создав прекрасную кормовую базу.

ЛисаФото: Harley Kingston/Flickr

Сейчас в Австралии живет более 7 млн. лис. Считается, что именно эти хищники ответственны за вымирание степной кенгуровой крысы (Caloprymnus campestris) и за катастрофическое снижение численности еще нескольких видов: короткомордого кенгуру (Bettongia penicillata), кистехвостого кенгуру (Bettongia lesueur), большого крысиного кенгуру (Aepyprymnus rufescens), кроличьего бандикута (Macrotis lagotis), сумчатого муравьеда (Myrmecobius fasciatus), короткокоготного кенгуру (Onychogalea fraenata) и квокки (Setonix brachyurus). Бороться с лисами пытаются при помощи охоты (неэффективно), а также используя ядовитое вещество фторацетат натрия, известное под названием «1080».

Профессор Крис Джонсон (Chris Johnson) из Университета Джеймса Кука и доктор Юан Ритчи (Euan Ritchie) из Университета Дикина в штате Виктория предложили также завести на континент тасманийских дьяволов, успешно противостоявших лисам в родной Тасмании. Но сейчас у дьяволов свои проблемы: их виду угрожает смертельная инфекционная болезнь. Да и австралийцы с настороженностью относятся к идее переселения даже местных видов.

Плантациям сахарного тростника угрожал местный вредитель – жук Dermolepida albohirtum. Взрослые жуки поедали листья, а живущие в почве личинки – корни. В 1935 году австралийцы вновь совершили свою излюбленную ошибку. Они завезли к себе жабу-ага (Rhinella marina). Жабы без энтузиазма отнеслись к идее поедать жуков-вредителей, но, найдя себе другие источники пищи, стали стремительно распространяться по континенту. Сейчас их насчитывают до 200 млн. и признают самым опасным инвазивным видом в Австралии. Жабы недоступны для хищников, так как они ядовиты. Из-за их яда резко сократилась численность многих видов австралийских змей и ящериц, а также сумчатых куниц.

Помимо перечисленных видов австралийцам сейчас приходится решать проблемы, возникшие из-за завезенных в XIX веке и одичавших кошек (до 18 млн. в дикой природе), буйволов (150 тыс.), кабанов (23,5 млн.), ослов (до 5 млн.), коз (2,6 млн.). Теперь вас, пожалуй, не удивят строгие ограничения на ввоз животных в Австралию…

Источник: Максим Руссо polit.ru

Метки , , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *