Найден череп анамского австралопитека

Австралопитеки – важнейшая группа наших предшественников и предков. В упрощённой версии мироздания всё просто: сахелянтроп породил оррорина, оррорин породил ардипитека кадаббу, кадабба породила ардипитека рамидуса, рамидус – австралопитека анамского, анамский – афарского, афарский же – всех прочих. Так, общими усилиями бабок и дедок, с непременным участием внучек и подстёгиваемые собачками, кошками и мышками, пращуры вытягивали эволюционную репку; репка же росла и теперь мы с её помощью пытаемся всё это осознать. Но не так всё просто в умах прожжённых антропологов.

Почти полный череп вида Australopithecus anamensis  обнаруженный в 2016 году в Эфиопии© Dale Omori/Cleveland Museum of Natural HistoryПочти полный череп вида Australopithecus anamensis обнаруженный в 2016 году в Эфиопии
© Dale Omori/Cleveland Museum of Natural History

На самом деле, с момента обнаружения австралопитеков среди антропологов бушуют яростные споры о действительном эволюционном положении даже не видов, а конкретных палеопопуляций. В качестве аргументов идут всякие шаманские понятия типа высоты жевательной бугристости относительно верхней высоты лица или степени закруглённости-приострённости нижне-бокового края грушевидного отверстия. Естественно, спор осложняется вечным фактологическим голодом – находок всегда не хватает, сохранность всегда не радует, датировки зачастую гуляют, а пределы возрастной, половой, индивидуальной, межгрупповой и патологической изменчивостей никому точно не ведомы. В этом свете любая находка ценится на вес не то что золота, а прям-таки не то криптонита, не то вибраниума.

И как же радуются все антропологи, когда из африканских недр всплывает очередной – нет, не жалкий обломок – целый череп! И в 2016 году такой нашёлся. «Как же так?» – спросит особо-внимательный Читатель – «Сейчас же на дворе последние дни августа 2019-го! Изволите кормить нас несвежим, фи…» И будет неправ. Сенсации бывают скороспелые, а бывают хорошо выдержанные. Вон, ардипитека мариновали шестнадцать лет, скелет одного из дманисцев маринуют до сих пор. Наука не торопится. Путь от находки до сенсации долог и тернист. Во-первых, надо отпраздновать находку. Во-вторых, очистить и отпрепарировать. В-третьих, не торопясь изучить всеми возможными способами. В-четвёртых, написать умную статью. В-пятых, пробиться через журнально-редакционную бюрократию, оформление, рецензирование и издание. На каждой из этих кривых ступеней первооткрывателей ждут свои каверзы, на каждой можно застрять годика так на три, с каждой можно полететь кверх-тормашками.

И все эти этапы всего-то за три года преодолел Иоганнес Хайле-Селасси со-товарищи.

Итак: в 2016 году в эфиопском местонахождении Ворансо-Милле нашёлся чудесный череп MRD-VP-1/1 с древностью 3,8 миллиона лет. Сохранность его практически идеальна для такого возраста – лишь чуток перекошен да слегонца поломан по краям. Для черепа такого возраста это не беда, реконструкция тут почти ничего не меняет.

Череп MRD-VP-1/1 в разных ракурсахЧереп MRD-VP-1/1 в разных ракурсах

Фишка же в том, что до сих пор в наших знаниях о строении головы австралопитеков зияла досадная прореха в один миллион лет и один вид шириной: у нас есть черепа ранних сахелянтропа и ардипитека – 7 и 4,4 миллиона лет назад, – а потом сразу афарского австралопитека и кениантропа – примерно 3,5 миллиона лет. То есть, конечно, находки были – мешок огрызков от анамских австралопитеков из Канапои и Аллия Бей 3,9-4,2 млн.л.н., фрагментарный череп из Белохдили с древностью 3,8-3,9 млн.л.н. и куча других. Были найдены даже промежуточные стадии между рамидусом и анамским австралопитеком – в Аса Иссие, а также между анамским и афарским – в Милле Таун, Фиджиже, Гаруси и Галиле. Но это именно фрагменты, обломки, ошмётки, изолированные зубы, а так, чтобы можно было прямо взглянуть в лицо предка – не было такого лица. Сахелянтроп и рамидус по целому ряду параметров отличались от более поздних австралопитеков, так что многие антропологи даже и не объединяли их в одну группу австралопитековых, а предпочитали туманно рассуждать о «пре-австралопитеках» и «ранних гоминидах».

Теперь же у нас есть красивый череп – отныне лицо целого вида – Australopithecus anamensis.

В чём же его красота?

В целом череп закономерно похож на черепушку афарского австралопитека Aafarensis, но очень многие признаки – наклон лба, заглазничное сужение – уклоняются в более древнюю сторону, а некоторые больше похожи на черты южноафриканского Aafricanus и даже массивных Paranthropus.

На макушке длинной узкой черепной коробки (как у Sahelanthropus tchadensis) красуется сагиттальный гребень – явный признак самца. При этом затылочный рельеф не сказать чтобы очень сильный, а вот височный – мало того что мощный, так ещё и больше похожий на вариант Stchadensis и Aramidus. Основание черепа скорее примитивное, поднятость височных костей, сильная пневматизация височной чешуи, маленькое наружное слуховое отверстие, положение большого затылочного отверстия и выйная площадка похожи на вариант Stchadensis и Aramidus.

А вот лицо – высокое, вдавленное, очень прогнатное, узкое в верхней части – больше напоминает Aafarensis. В ту же степь и относительно небольшие и округло-прямоугольные глазницы. Вмете с тем, средняя часть лица слишком вдавлена поперечно – этим новообретённый череп больше похож на массивного Paethiopicus, а сильный наклон и продольная прямизна той же средней части лица скорее примитивны и напоминают сахелянтропа и рамидуса. Прямые и параллельные скуловые дуги, высокое положение жевательной бугристости, форма верхнечелюстной вырезки, а также утолщённый край носового отверстия, сливающийся с клыковыми возвышениями, больше соответствуют варианту Aafricanus. Очень глубокое нёбо бьёт все рекорды и попадает в максимальные значения A. africanus и Paranthropus robustus.

Альвеолярная дуга в целом закономерно промежуточна между примитивным вариантом сахелянтропа-рамидуса и продвинутым афаренсиса-африкануса – слабо-U-образная, с очень большими клыками довольно специфической формы.

Наконец, размер мозга предварительно оценен в 365-370 см3 – опять же между сахелянтропами-рамидусами и башковитыми афаренсисами-африканусами.

Слева направо: сахелантроп, ардипитек, MRD-VP-1/1, афарский австралопитек, африканский австралопитекСлева направо: сахелантроп, ардипитек, MRD-VP-1/1, афарский австралопитек, африканский австралопитек

Какой же вывод можно сделать из всей этой катавасии? По большинству диагностических черт и, что важно, датировке MRD-VP-1/1 больше всего соответствует виду Australopithecus anamensis, который доселе уверенно числился потомком рамидуса и предком афаренсиса. Как было сказано в начале, первое впечатление: «Ура!! Наконец-то найдено недостающее звено!!»

Но не так прост Иоганнес Хайле-Селасси со-товарищи! Хитрая мозаика признаков позволяет им сделать хитрый вывод: на границе двух миллионнолетий в Восточной Африке и, даже точнее, в Эфиопии могли запросто жить несколько параллельных альтернативных видов. В многочисленных локальных местонахождениях Ворансо-Милле и прочих окрестных палеонтологических сокровищницах уже найдены фрагменты примерно одного возраста, отнесённые как к анамским, так и афарским австралопитекам (например, уже помянутые «сын Люси» Белохдили BEL-VP-1/1 и австралопитеки из Фиджижа), а некоторые (правда, более поздние) – к Australopithecus deyiremeda или, как стопа из Бартеле, так и вовсе к неведомым видам. Получается сосуществование как минимум двух видов. Анамские австралопитеки, в свете новых данных, могут быть вовсе не предками афаренсисам, а пращурами Aafricanus и Paranthropus, казалось бы, столь далёких хронологически и географически.

Так ли это? Думается, Иоганнес Хайле-Селасси со-товарищи всё же несколько хитрят. Не зря заключительные абзацы статьи изобилуют словечками «возможно», «вероятно» и «не исключено». Описать просто ещё один череп, хотя бы и такой красивый и единственный целый от целого вида – уже вроде как и не сверхново. А самоподогреваемые по цепной реакции рейтинги «ведущих» журналов требуют каждый раз сенсации следующего порядка. Заявить же о «нелинейности» и «многообразии» – это так свежо и модно.

Пожелаем эфиопским искателям больше черепов! А сами порадуемся, как точна оказалась реконструкция черепа анамского австралопитека, сделанная  Ольгой Федорчук  по обломкам челюстей для книги «Достающее звено» – вот она, истинная сила науки!!!

По материалам:

Источник: antropogenez.ru

Метки , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *